Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    О Балкарии и балкарцах. Предыстория вопроса Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    Приехав в Приэльбрусье, Вы сразу же будете радушно приняты гостеприимным балкарским народом! То горское гостеприимство, о котором ходят легенды, изучалось этнографами и кавказоведами с середины 19 века. В приведенной могографии описаны и развернуто объяснены и обоснованы многие понятия, присущие этому прекрасному народу.

    И, что немаловажно, эта книга поможет Вам понять этих людей, чтущих свои традиции, и вести себя так, как это и положено туристу - в соответствии с традиционным укладом местных жителей.

     

    Автору этой книги давно хотелось рассказать о Балкарии и ее народе, об устройстве ее общества в отдаленном и недалеком прошлом, отношениях людей, законах и традициях, материальной и духовной культуре, показать, каким этот край был в глазах дореволюционных наблюдателей, путешественников, исследователей, с точки зрения и позиций местного населения, как он представлен в трудах советских ученых. Проблема же архаических общественных организаций – большой семьи, патронимии, «фамилий», сельской общины – весьма актуальна в истории и этнографии любого народа, посредством ее, на наш взгляд, и можно это осуществить.

    Общественный строй и быт горских народов Кавказа становятся объектом внимания русской этнографии уже в XVIII веке. Видный советский историк и этнограф Марк Осипович Косвен писал, что «...общественный строй горцев Кавказа с их иногда довольно высокими формами политического устройства, довольно развитыми формами примитивного народоправства, с их особой «вольностью» и вместе с тем весьма устойчивым общественным порядком» вызывал своей необычностью у русских авторов особый интерес. И это, видимо, не случайное явление, поскольку, как докажут их последователи, роль и значение традиционных институтов в социальной жизни и быту народов Северного Кавказа, и в частности балкарцев, были ощутимыми.

    О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 1 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    Июнь 1883 года... Со станции Котляревская в слободу Нальчик направляется тройка... Это продолжается научная экспедиционная поездка Всеволода Федоровича Миллера и Максима Максимовича Ковалевского, начатая ими в Северной Осетии. Уже собран большой этнографический материал – полевой и архивный – во Владикавказе, Алагире, Ардоне, Новохристиановском.

    Целью экспедиции ученых в балкарские ущелья, пишет Борис Александрович Калоев в книге «М. М. Ковалевский и его исследования горских народов Кавказа» (М., 1979, с. 40), был «сбор данных по обычному праву балкарцев» и «выявление следов осетинского быта на исторической территории алан – предков осетин». Их интересовало время появления предков балкарцев в нынешних местах, складывавшиеся у них отношения с местным населением, очередность заселения каждого из ущелий. Предварительно ими были просмотрены и изучены литературные источники и статистические данные о «горских обществах Кабарды» и «горских татарах». Они уже знали о том, что «это племя татарского происхождения», что численность его по сведениям 1874 года составляет 15 тысяч человек (в чем они, правда, после посещения горских поселений усомнились), что его язык близок к карачаевскому и кумыкскому, и были уверены в схожести с осетинскими многих сторон его жизни и быта.

    О Балкарии и балкарцах. Впервые с научными целями. Часть 2 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    Ну и главное, пока не сформировалась окончательно соседская община, нужна была форма организации, способная отразить интересы отдельных семейных общин. Ею и оказалась патронимия, общественно-историческая значимость которой предопределила ее право на прочное утверждение. Поэтому трудно увязывается с реальностью точка зрения, согласно которой такие социальные структуры, как патронимия и соседская община, – явления одновременные, а также, что переходной формой от родовой общины была первобытная соседская община.

    Выделявшиеся из семейных общин новые семьи закрепляли за собой имена своих отцов – родоначальников материнской семьи, что в этнографической науке и нашло выражение в термине патронимия («патер» – отец, «намен» – имя, т. е. наименование по отцу).

    В связи с вышеизложенным мы не можем согласиться с рядом авторов, и в частности с Б. Д. Грековым, считавшим, что сельская община возникает непосредственно «с распадом родовых отношений». Автор игнорирует тот факт, что семейная община и патронимия явились той реальной основой, на которой выросла сельская община, и отводит ей лишь второстепенную роль. В одном из комментариев к книге М. М. Ковалевского «Очерк происхождения и развития семьи и собственности» М. О. Косвен убедительно доказал возникновение сельской общины из разрознивания сегментирующихся семейных. Изучение балкарских, осетинских и чеченских поселений приводит нас к мысли, что смешение поселений семейных общин и патронимий не являлось главным критерием образования сельских общин, поскольку, во-первых, отношения членов патронимий, будь то в начальной стадии ее развития или в последней, – это отношения, так или иначе, собственников, а значит – больше соседей, и, во-вторых, многие поселения семейных общин, выделенных из рода, устраивались, исходя из стратегических соображений, в таких местах, где о соединении кварталов и говорить не приходится.

    О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 1 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    Лишь спустя два года, в июле 1885 года, М. М. Ковалевский в Кисловодске познакомился с Исмаилом Мырзакуловичем Урусбиевым, который сразу же произвел на него особое впечатление. «Могучая, как бы из железа скованная фигура Исмаила Урусбиева внушала нам бодрость и уверенность в успехе предприятия», – писали М. М. Ковалевский и И. И. Иванюков в вышедшем после экспедиции очерке «У подошвы Эльборуса»

    А когда друг Максима Максимовича Аглинцев напутствовал: «Ваше путешествие начинается под счастливой звездой... лучшего путеводителя трудно найти на всем Кавказе» и сам Исмаил Мырзакулович, приглашая в горы, добавил: «Кто выбьется из сил, того мы перенесем на бурках», сомнений не осталось.

    Путь экспедиционной группы по Баксанскому ущелью в высокогорные села и поселки Сванетии был не легок и не близок. Кроме населения Урусбиевского общества, ученых в значительной степени привлекали их южные соседи, сохранившие больше, чем кто-либо из северокавказских народов, в своем быту и культуре архаических черт. «Посещение малоизвестного народца сванетов было главной целью нашей поездки...», – читаем в их очерке.

    О Балкарии и балкарцах. «У ПОДОШВЫ ЭЛЬБОРУСА». Часть 2 Кабардино-Балкария / Балкария и балкарцы

    Приезжим гостям балкарцы нередко организовывали охоту на туров, во время преследования зверя или отдыха создавая им необходимые условия. Н. П. Тульчинский, сам не раз охотившийся в балкарских горах, писал, что «когда охотник охотится с гостем, то первый выстрел обязательно предоставляется последнему, хотя бы он был гораздо моложе охотника».

    Бывая в Чегемской сельской общине, Н. П. Тульчинский останавливался у Муссы Барасбиева, у которого была привычка, рассказывая о чем-либо, показывать все на месте. Так, слушая рассказ о появлении сословий в этом ущелье, вспоминает Тульчинский, ему посчастливилось увидеть много живописных и ценных, с точки зрения истории, мест этого «уголка Кавказа».

    Организовывать времяпрепровождение и досуг гостей, естественно, приходилось и в вечернее время. Большинство путешественников в этом отношении с похвалой характеризовали Исмаила Мырзакуловича. По словам С. Давидовича, с ним можно было беседовать на разнообразные темы: «Геологию, археологию и историю Северного Кавказа он знает весьма основательно и обладает замечательной археологической коллекцией... Голова Исмаила всегда занята гипотезами о заселении и геологическом образовании Северного Кавказа, и когда он с жаром и увлечением начнет развивать свои любимые и подчас весьма остроумные теории, мне невольно думалось: какой, может быть, блестящий ученый вышел бы при других условиях из этого горца».

    Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015