Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 44. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    —   Петя, что произошло?!

    —   Ничего...

    —   Где Куликов и Задорин?

    Он тяжело поднимает руку и показывает на нижнюю часть ребра «Буревестника»:

    – Недалеко.

    Бежим дальше. Оставляем Леночку на леднике - переход с ледника на склон неприятен: глубокий рантклюфт и проход по острому ледовому гребешку. Начинаем подниматься по склону. Видны два человека.

    Сходимся. Похудевшее лицо Славы Задорина покрыто белой глетчерной мазью, не поймешь, как он выглядит, но вроде ничего. У Васи Куликова все лицо в коросте от ожогов и обморожений, и сразу видно, что обе руки у него не работают. Однако держится бодро, еще и шутит. Забираем у них рюкзаки, спускаемся на ледник.

    Встреча отца с дочерью несколько необычна. Никаких вопросов.

    —   Привет! – говорит Леночка. Вася отвечает:

    —   Здорово, альпинист.

    Но что же все-таки произошло? Где Нурис? Холодок предчувствия беды уже забрался в душу, но мы с Борисом Михайловичем сразу не расспрашиваем ребят.

    Васю надо срочно отправлять, руки у него плохие... Но вертолета пока нет. Борис Михайлович попросил Васю в узком кругу старших товарищей рассказать о том, что же все-таки произошло. Представитель федерации пригласил начальника международного лагеря А. С. Овчарова и меня.

    Мы устроились втроем на солнышке за палатками. Подошел Куликов. Лицо черное, губы в коросте, обмороженные руки забинтованы и заправлены в пуховые рукавицы, на ногах меховые чехлы от унтов. Усадили его.

    И Вася начал говорить.

    РАССКАЗ ВАСИЛИЯ КУЛИКОВА

    «С «Востока» на 6500 мы вышли впятером: Нурис Арыпханов, Борис Стуков, Андрей Шишков и мы с Валей Рокотовым. Остальные члены спортивной группы идти не могли. Они остались на «Востоке» со Степановым. Нурис, Боря и Андрей хотели догнать Ванина, подстраховать его под вершиной. Я шел тяжело, отстал. Ребята вернулись, встретили меня. Утром на 6500 каждый надел свой рюкзак и пошел вверх своим темпом. Стуков и Шишков ушли вперед, Нурис и Рокотов остановились, ждали меня. Я им крикнул, чтобы они не шли дальше увала, они меня не поняли. Приблизительно к пятнадцати часам я выключился. Что-то случилось – нет сил, и все, не могу поднять ногу для шага, не могу пошевелиться. Наверное, оттого, что не было у меня шеститысячной акклиматизации. Полчаса отдохнул, прошел немного вперед на разведку. Стемнело. Ветер, снег... За эти полчаса, что я отдыхал, выпало сантиметров десять снега, снежной крупы. Вернулся к рюкзаку и решил зарыться в снег, заночевать под снегом. Страха, паники не было, я был уверен, что два-три дня смогу спокойно пересидеть под снегом. У меня есть такой опыт. Положил поролон в спальный мешок, вырыл яму и закопался. Стало меня снегом заносить, чувствую – не холодно. Руки теплые, ноги теплые, пальцы шевелятся, я даже поспал.

    Потом слышу – крики, это Нурис с Шишковым меня искали. Я им объяснил, что мне хорошо, и пусть оставят меня в покое, говорю: «Это моя система, я не замерзну», а они знать ничего не хотят. Шишков кричал, ругался, а Нурис молчал. Потом Нурис пошел наверх, чтобы спустить лагерь сюда. А Андрей все кричал: то «вставай, пойдем вверх», то «вставай, пойдем вниз». Никаких обморожений у меня не было, я не встал.

    Слышу – опять крики. Приходят Нурис и Валя – они разошлись, порознь пришли. Бориса нет, палатки нет. Сделали мы в снегу яму и легли все вместе, вчетвером. Я очень жалел, что покинул свое убежище. Что за сон на 6800! Стали мерзнуть. У меня на шее висели специально для такого случая толстые носки, но я забыл про них. Плохо соображал, затемнение нашло.

    Утром пришел Борис. Руки у меня уже сморщились. Мы спустились на 6700. Опять ничего не поели, не попили, хотя у нас были примус и бензин. В чужой палатке стали обсуждать положение, спорили, но так и не договорились. Я им свое – они свое. Спустились на «Восток» на 6100, а там вниз пошли...»

    Здесь уместно сразу же привести рассказы Нуриса Арыпханова и Бориса Стукова, которые были записаны мною на последующем разборе восхождения. Я хочу, чтобы читатели сравнили и проанализировали их.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 55.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 45.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 57.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 43.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 53.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 50.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 37.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 47.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 3.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 27.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015