Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Сохранение и восстановление единства природы и балкарского этноса на территории НП Приэльбрусье. Стр. 2 Кабардино-Балкария / НП Приэльбрусье

    2. Развитие балкарского этноса в ландшафте

    Родиной этноса является то сочетание ландшафтов, где он впервые сложился в новую систему. Далеко не всякая территория может оказаться месторазвитием для этноса [21, 26]. Подлинными месторазвитиями являются территории сочетания двух и более ландшафтов, например, для балкарского этноса - горно-лесной и горно-луговой.

    Системы горных хребтов, несмотря на вертикальную поясность, следует рассматривать как регионы единообразные, так как пояса составляют в масштабах человека единый географический и хозяйственный комплекс. Поэтому Кавказ удобен для сохранения реликтовых этносов - персистентов. Персистенты - этнические системы, прошедшие все фазы этногенеза и устойчиво находящиеся в состоянии этнического гомеостаза (состояния этнической системы, при которой ее жизненный цикл повторяется из поколения в поколение без существенных изменений и система сохраняет равновесие с ландшафтом).

    Этнос в состоянии этнического гомеостаза состоит почти целиком из гармоничных людей, достаточно трудолюбивых, чтобы обеспечить всем необходимым себя и свое потомство, но лишенных потребности и способности что-либо менять в жизни [3, 513, 537].

    Причина удобства Кавказа для сохранения этносов не только в труднопроходимости горного ландшафта. Военные отряды легко форсировали ущелья и перевалы даже при Кире Персидском и Александре Македонском. Однако новые этносы возникали не внутри горных районов, а на их окраине. Дело в том, что монотонный ландшафтный ареал стабилизирует обитающие в нем этносы, а разнородный стимулирует изменения, ведущие к появлению новых этнических   образований [22, 29].

    Благоприятные климатические условия кавказского региона, богатая флора и фауна, густая водная сеть привлекали внимание древних людей, полностью зависящих от природных условий обитания. В то же время история освоения человеком горных территорий была связана с трудностями преодоления неблагоприятных природных условий и приспособления к ним жизненного уклада горских народов в процессе накопления этнического опыта.

    Данная публикация не преследует цели анализа многочисленных сложных и разнообразных концепций происхождения балкарского этноса, история которого уходит корнями в мир автохтонных древнекавказских племен. Процесс интенсивного смешения их с ираноязычными и тюркоязычными племенами завершился окончательным оформлением этнической самобытности балкарцев. Горный ландшафт формировал их мировоззрение, накладывал отпечаток на характер, образ мышления, философию, культуру.

    На территории природного Национального парка «Приэльбрусье», основная часть которой расположена в верховьях Баксанского ущелья Кабардино-Балкарской Республики, проживает небольшая часть балкарского этноса, так называемый баксанский субэтнос, самоназвание - «басханчы».

    По невыясненным еще историческим или другим причинам Баксанское ущелье было заселено балкарцами позже других горных ущелий Балкарии. Ранее здесь жили карачаевцы, которые ушли через перевалы в другое место обитания, причем разные источники указывают различное время их миграции. Первыми балкарскими поселенцами были выходцы из Безенги во главе с князьями (таубиями) Урусбиевыми, которые переселились на Баксан в промежутке между 1743-м и 1780 гг. и основали сел. Урусбиево. К 1852 г. было основано сел. Гирхожан выходцами из Чегемского ущелья Этезовыми и сел. Былым (Озоруковкий хутор, принадлежащий Чегемскому обществу).

    А. И. Мусукаев [11, 71] приводит данные из книг известных ученых и путешественников XIX в. М. И. Ковалевского, И. И. Иванюкова: «Первым из Урусбиевых поселился на Камыке Чопеллеу в 1750-1755 гг. Карачаевцы ушли из Эльжурту после 40-х гг. XVII в. С Урусбиевым прибыли сюда и 2 семьи каракишей, или их подчиненных (вассалов), а также незначительное число крестьян...»

    По статистическим данным 1896 г. [1], в Урусбиевском обществе числилось 2 вышеперечисленных села и 23 отселка (поселка). В этом обществе имелось одно сельское правление, 3 мечети, 3 мануфактурные лавки. В 1884 г. в сел. Урусбиево было 238 семей, насчитывающих 1897 душ, а в Гирхожане - 30 семей с 283 душами. По данным 1896 г., в сел. Урусбиево - 301 дворовое место и 2505 человек; в сел. Гирхожан - 39 дворов и 301 человек.

    Список поселков:

    Шашбават, Гижгит, Кичи Камык, Уллу Камык, Гирхожан, Эльжурту, Тютю, Кызылкёз, Муккулан, Чалмас, Кылды. Камыш, Учкумель, Кыртык, Курму, Кызген, Губасанты, Джапыртала, Тегенекли, Гягиш, Койсюрюлген, Иткол, Терскол [1].

    В Баксанском ущелье моногенных (однофамильных) поселков было больше, чем в других балкарских ущельях; вот данные 90-х гг. XIX в. [1]:

    Койсюрюлген                                              - Байдаевы.

    Губасанты                                                     - Непеевы.

    Адыл-Су                                                       - Согаевы.

    Курму                                                            -Абдуллаевы.

    Адыр-Су                                                       -Моллаевы.

    Чалмас                                                          - Будаевы.

    Шашбават                                                     -Ахматовы.

    Гижгит                                                          - Узденовы.

    Остальные поселки населяли по 2-3 фамилии, а Урусбиево было полигенным селом.

    Образование моногенных сел было вызвано как экономическими, так и ландшафтными причинами - разрастанием населения и нехваткой земли около сел. Отдельные семьи (зачастую целые фамилии) были вынуждены отпочковываться от основного села и селиться на том месте, которое выделяло им общество, если это было в пределах территории сельской общины.

    На топографию балкарских поселений резкий отпечаток накладывал горный рельеф местности. Ввиду малого количества пригодных для обработки земель балкарцы вынуждены были основывать свои жилища не на ровной местности, а на каменистых склонах, в каньонах - по берегам горных речушек, на естественных террасах. Приспосабливаясь к жизни в горном ландшафте, балкарцы при выборе жилья обеспечивали невольно и его безопасность (обороноспособность). Ориентировались обычно на солнечную сторону («кюнлюм»). Так, Верхний Баксан был расположен на склонах, обращенных на восток или юго-восток, находившихся под солнечными лучами. На солнечной стороне раньше созревали хлеба, а при орошении земли давали более высокий урожай, чем на несолнечной («чегет»). Весной на обращенных к солнцу склонах раньше появлялась трава: зимой на них быстрее стаивал снег, что позволяло держать скот на подножном корму более продолжительный период.

    В Баксанском ущелье склоны, на которых располагались села, более пологи, чем в других ущельях, поэтому поселения здесь имели менее выраженный террасированный характер, чем в Черекском и Хуламо-Безенгийском ущельях. Наибольшая террасность из всех сел Баксанского ущелья была характерна для сел. Урусбиево и Былым.

    Вышесказанное подтверждает общее положение о том, что каждый ландшафт заставляет людей (или субэтнос), в него попадающих при выборе места для жилья, приспосабливаться к его особенностям. То же можно сказать о способе хозяйствования, выборе материала для построек, а также общей культуре этноса (субэтноса), его обычаях и традициях.

    В прошлом у балкарцев основной формой хозяйства было скотоводство, а земледелие являлось подсобным видом и играло второстепенную роль в жизни этноса. Продукты животноводства кормили, обували и одевали балкарцев, а продукты земледельческого труда удовлетворяли минимальные потребности в хлебе. Поэтому и хозяйственные постройки бакарцев главным образом были связаны со скотоводством. До начала XX в. основной скот находился на зимних пастбищах относительно далеко, и только незначительная часть скота содержалась в селе для удовлетворения текущих потребностей членов семьи. Это говорит о том, что скотоводство носило еще кочевой характер. Зимняя стоянка для скота устраивалась недалеко от сенокосных участков, в защищенных от ветра местах, поблизости к воде, обычно - в урочищах. Скот в течение нескольких месяцев подкармливался заготовленным сеном, а при благоприятной погоде он пасся. В мае весь скот покидал зимнюю стоянку и перегонялся на летние пастбища, где находился до наступления осенних холодов.

    Покосные участки, а также расположенные недалеко от села пастбища, были в пользовании отдельных семей. Родственники-однофамильцы иногда имели эти участки в одном месте и, несмотря на то, что покосные участки очень давно были поделены между семьями, косили сено и содержали скот сообща. Там, где это было возможно, сенокосные участки поливались и обносились каменной оградой.

    И. И. Иванюков и М. М. Ковалевский [1, 98] описывают: «Татары, живущие у подошвы Эльбруса, занимаются по преимуществу скотоводством: каждый аул поручает свои стада нескольким пастухам, которые по мере истребления скотом травы перекочевывают по горным пастбищам аула. Место стоянки пастуха со скотом называется кошем. Летом коши размещаются на самых высоких местах, а осенью, по мере наступления холодов, коши спускаются ниже и ниже».

    Горный ландшафт создает для балкарского этноса, как и для других горских народов, большие затруднения для занятия земледелием. Малоземелье вынуждало балкарцев проводить сложные работы для превращения небольших клочков в плодородные участки. М. А. Иванов, посетивший Баксанское ущелье со служебными целями, в 1902 г. в статье «В ущелье р. Баксана», опубликованной в «Известиях Кавказского отдела Императорского Русского географического общества» [11, 122], описывает искусные

    каменные ограды, которые как бы охватывали не один двор, а несколько, то есть усадьбы разделившихся семей, а также огороженные, но разбросанные в разных местах пахотные и сенокосные поля. Он понял, что ценность и дороговизна этих земель объяснялись сложностью превращения их в культурные, пригодные для земледельческого хозяйства: «Каждый такой клочок земли добыт ими, взят с бою у природы, то есть расчищен из-под леса, освобожден от камня, удобрен и орошен». Он сам видел, как горцы выжигали небольшие лесные поляны, которые с течением времени скрытно от властей обносили частоколом. Эти участки сначала использовались как зимовники с расчетом приспособления их в дальнейшем под сенокосы и пахоту.

    Автор рассказал о том, как еще первые поселенцы - выходцы из Безенги, балкарцы Жаппуевы, Тиловы, Геккиевы, Курдановы - выкорчевывали леса, создавая себе пашни и сенокосы, как в конце XIX в. это было запрещено царской администрацией и как возник спор из-за «лесной дачи» между Урусбиевыми и Казенным лесным отделом в лице Ставропольско-Терского управления государственных имуществ.

    Но несмотря на отдельные нарушения природоохранного законодательства тех далеких времен, архаичной культуре балкарского этноса были свойственны ярко выраженные экофильные черты по отношению к природным ресурсам: упорядочивались сроки сбора урожая и трав, ограничивались и оберегались границы выпасов и покосов. Так как для балкарского этноса горный ландшафт является естественной средой обитания, традиции были призваны оберегать ресурсы природы, которые жизненно важны, но не изобильны, исчерпаемы [17]. Так, скот содержался в разумных количествах, необходимых для его воспроизводства и для хозяйственных нужд семьи: соблюдался пастбищеоборот; сенокосные участки благоустраивались, орошались.

    Люди инстинктивно чувствовали динамику природы и довольно полно ее использовали, не нарушая гармонии с окружающей средой. Замкнутость в узком мирке горного ландшафта давала им возможность углубленного изучения этого маленького уголка Земли и накопления знаний об его изменениях и выгодном использовании многими поколениями [17].

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Сохранение и восстановление единства природы и балкарского этноса на территории НП Приэльбрусье. Стр. 1
  • Сохранение и восстановление единства природы и балкарского этноса на территории НП Приэльбрусье. Стр. 3
  • Содержание
  • Сохранение и восстановление единства природы и балкарского этноса на территории НП Приэльбрусье. Стр. 4
  • Зелёный наряд Приэльбрусья. Часть 1
  • Лучше гор могут быть только горы. История гор.
  • Зелёный наряд Приэльбрусья. Часть 2
  • Для чего создан Национальный парк
  • Зелёный наряд Приэльбрусья. Часть 3
  • Научная проблема НП Приэльбрусье: Изучение, охрана, воспроизводство и рациональное использование природных ресурсов


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015