Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 49. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    ЗАДОРИН: «Когда сошлись с гляциологами, я считал, что им надо уйти вниз, они же без палатки, без продуктов. Были дебаты. На 7300 тех, кто был без мешков, положили в середину. Какой отдых в такой тесноте?! Сил не набрались, никто не спал».

    СТЕПАНОВ: «Мы пришли на Плато группой: Арыпханов, Шишков и я. Моя научная программа требовала работать здесь минимум три дня. Но после нескольких переходов на Плато я понял, что выше идти не смогу. Образовалась группа: Арыпханов, Стуков и доктор Шишков. К ним присоединились из нашей спортгруппы Куликов и Рокотов. Они вышли за Ваниным, отсутствовали два дня и 31 июля вернулись физически и морально травмированными».

    МЕШКОВ: «Вот так мы и заночевали все семеро в одной палатке (Ванин, Гулин, Задорин, Мешков, Степанян, Догеров, Лихачев). Площадка была маленькая, в полпалатки, да еще они втиснулись. Стойки падали, снежная крупа попадала внутрь, все барахло – шекельтоны, примуса, веревки, кошки – съехало вниз. Три раза за ночь пришлось всем вылезать из палатки. Самая паршивая ночевка из всех моих ночевок. Снег со склона стекал и вытеснял нас. Тогда я встал, вылез и соединил конек палатки со склоном, стало лучше. Сна, конечно, никакого. Я спросил Ванина:

    —  Может быть, не пойдем? – После такой ночи меня беспокоило, как проходить предвершинный гребень. Для ослабленных людей там опасно.

    —   Ну что вы, – говорит, – пойдем.

    Держался он хорошо. Задорин ворчал на Степаняна, я Вадим только говорил: «Вам помочь? Давайте я подержу».

    И мы пошли. Утром с Задориным укрепили, наладили палатку и догнали их. Не уловил я момента, когда в Вадиме произошел перелом. Вижу только, что вместо пяти шагов подряд стал он делать один. Повернули. Вниз Вадим Петрович пошел так же плохо. Спуск до палатки в пятьдесят метров занял целый час».

    ЗАДОРИН: «Наутро – солнце. Четверка Юры пошла вперед к вершине, а мы с Мешковым и Ваниным решили не спешить. Оделись потихоньку, вышли. Прошли две веревки, вдруг Вадим садится: «Дальше не пойду». Володя говорит: «Слава, догоняй ребят!» А я только посмотрел Вадиму в глаза и сказал: «Нет, не иду». Мешков крикнул ребятам: «Старший – Степанян!» И четверка ушла вверх.

    Мы втроем спустились до палатки, поели, стали спускаться дальше. Ребята сходили на вершину и догнали нас на спуске при подходе к скалам. Мы их отпустили вниз, просили только палатку для нас поставить на 6900».

    ДОГЕРОВ: «Когда мы подошли к ним с вершины, Мешков велел идти вниз, поставить для них палатку и вызвать доктора. Стали мы ставить палатку, а Юра Степанян уже ничего не может делать. У него не было сил идти дальше, и он остался».

    ЗАДОРИН: «Добрались мы до палатки на 6900, странность в глазах Вадима стала исчезать. Но говорит невнятно. Уложили его хорошо, на поролон. Ночью боль в пальцах ног и у меня и у Вадима. Володя говорит: хорошо, что больно, значит, целы пальцы».

    МЕШКОВ: «До 6900 Вадим Петрович спускался плохо. Один раз поскользнулся, чуть не ушел на ледовые сбросы. Я взял его на веревку, подстраховываю. Где ползком, где сидя, спускаемся, как на салазках. Наконец дошли до Степаняна, до палатки на 6900. Вскипятили чай, приготовили поесть, но Вадим Петрович опять ничего не ест и не пьет. Поднесет ко рту кружку и опустит. Как ни уговаривали, все бесполезно. Не возражает, но и не ест. Молчит.

    Устроились хорошо. Спим. Утром в половине шестого просыпаюсь от крика. Смотрю, это Юра. Перелез я к нему, спрашиваю: «Что с тобой, Юра?» А он говорит: «Сильная боль в животе». Стал я его осматривать и понимаю: «острый» живот. Плохо дело. Стонет Юра, мечется, места себе не находит. Вадим сразу ожил – уговаривает Юру, советует ему, какую позу принять, как лечь. Заботясь о Юре, о себе забыл. Тут как раз связь появилась, я передал о случившемся по радио, и очень скоро подошли ребята с доктором Котовым. Но что мог сделать Котов?! Нужна срочная, немедленная операция, а мы на 6900.

    Шел Юра и при каждом шаге вскрикивал. Срезал я немного путь, и мы довольно быстро спустились на 6500. Видим, с Плато поднимаются к нам еще люди. Прибежал Шишков и с ходу, задыхаясь, осмотрел Юру. Подтвердил – «острый» живот. Запаковали мы Юру в мешок и повезли по снегу как можно быстрее. Вадим не захотел спускаться таким образом, шел сам. Он сказал, что хочет два дня пожить на «Востоке». Меня это порадовало, я даже вам на связи сказал об этом. Чуть замешкался со связью, подхожу и вижу такую картину: лежит куль из спальных мешков и из него смотрит на меня печальными глазами Вадим Петрович: «Владимир Александрович, меня запаковали...» А тут ваши ребята снизу подошли и уже волокут Ванина по камням.

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 43.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 50.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 42.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 37.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 48.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 44.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 45.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 39.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 51.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 57.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015