Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Сентябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 36. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Никогда я не видел, чтобы Вадим так хохотал. Он сидел в первом ряду и корчился от смеха. А мы, седые и лысые люди, валяли дурака и сами получали от этого огромное удовольствие.

    Ванин просто обожает свою альпинистскую братию, эту своеобразную касту, где все равны, все на «ты» и все называют друг друга по имени. И его по праву старой дружбы в горах добрая половина экспедиции зовет просто Вадимом. Он отлично чувствует себя здесь, среди старых друзей-альпинистов. Недаром в прошлом году он сбежал сюда, на Фортамбек, от своего юбилея, от своего пятидесятилетия и от всех пышных московских торжеств по этому поводу. Правда, сейчас его и тут настигли. Вчера прилетела делегация от местных товарищей – с халатами, тюбетейками, с чайниками, пиалами... И конечно, с бутылками вина и речами. Чайники и пиалы пошли на кухню в общее пользование. А по поводу бутылок и речей Вадим Петрович сразу установил такой порядок: кто будет о нем говорить за столом, на того накладывается штраф – пиала с коньяком. Поскольку никто из нас пить не может, нарушать правила решались только сами гости.

    Был редкий в нашей жизни вечер. Сидели в большой палатке при свечах и пели до глубокой ночи. Вадим Петрович любит сидеть и слушать, когда ребята поют. Осипшие голоса, обгоревшие лица в свете пляшущих свечей, разноцветные пуховки: оранжевые – международников, синие, красные, желтые – наши. А лица и вид у этой братии!.. Чего стоит один только Игорь Полевой, руководитель украинской экспедиции, – голос у него хриплый, кожа на лице потрескалась и отстает клочьями, щеки заросли седой щетиной, мятая сигарета во рту... Настоящий волк из «Ну, погоди!».

    Наше единение имело под собой прочную основу – испытанную дружбу. Какие нечеловеческие мучения переносили мы на семитысячниках, сколько горя хлебнули вместе, скольких друзей похоронили. Это чувство – как на войне.

    Собравшиеся здесь – особая каста, в которую путь никому не заказан, но и выхода из нее уже нет. На всю жизнь. Тут уж не притворишься, не подыграешь, все как на ладони. И потому они так доброжелательны и терпимы по отношению друг к другу. Случается, ляпнет иной что-нибудь не то, так никто не заметит, сделают вид, что не слышали. И Вадим Петрович такой же – он наш. И лучше нас. Удивительный он человек! Беспредельно добр и терпим к человеческим недостаткам. Со старыми знакомыми нередко с годами происходят самые различные метаморфозы, но он остается верен старым друзьям, несмотря ни на что, остается самим собой в любых обстоятельствах.

    Организованной зарядки у нас нет, ее делают все самостоятельно. Ванин выходит на зарядку раньше всех. А то еще и сходит на ручей, принесет полные ведра воды и поставит их на газовую плиту для каши и чая. Дежурные поднимаются – вода уже горячая.

    вш Нельзя не восхищаться его взаимоотношениями с сыном. Отношения между Вадимом Петровичем и Пашей полны взаимного уважения и трогательной любви. Скажем, Ванин говорит: «Уже холодно, Павел, пожалуй, стоит надеть пуховку». И Паша тут же идет и одевается. Сядет верхом на скамейку, поставит перед собой таз с горячей водой для мытья посуды, а напротив него усаживается отец, засучивает рукава и помогает... Вот бы мне наладить с моими детьми такой контакт!

    Пока я размышляю, ребята ударяют по струнам. А потом кто-то говорит:

    —   Ну а теперь для именинника, его любимую.

    —   Давайте!! – подхватывают все.

    И мы поем «В глухой таверне огонек...». Вадим редко поет, но тут он подпевает и очень доволен. И странным кажется, что есть где-то другая жизнь, что есть на свете люди, которые никогда не видели ледника и Большой горы...

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 31.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 50.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 35.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 33.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 42.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 56.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 3.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 48.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 41.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 43.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015