Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

    Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 24. Здоровье / Восхождение - Александр Кузнецов

    Решаем подниматься по желобу и идти сегодня, поскольку ночевать здесь все равно негде. Ким уходит в желоб на всю веревку и просит подвязать ему вторую. Но узел, связывающий веревки, не проходит через карабины забитых Кимом крючьев. Поэтому одновременно за Кимом приходится идти Володе. Это опасно: Ким может сбросить на Володю камни. Но что делать, если Киму нужна веревка и он не может остановиться в

    желобе... Вскоре Ким кричит, что он вышел. Обе веревки кончились. Конец я закрепляю на всякий случай на карабине. Заглядываю в желоб и вижу Володю, который поднимается метрах в тридцати надо мной.

    – Скоро выйдет, – говорю я Косте, отходя от желоба. – Снимает веревку с карабинов, чтобы можнобыло вытащить рюкзаки.

    И вдруг раздается страшный грохот. Кажется, обрушилась вся стена. Из желоба летят скальные глыбы в несколько тонн весом каждая. Мы с Костей инстинктивно прижимаемся к скале. За грохотом наступает мертвая тишина. Страх, дикий страх пронизывает меня. Огромным усилием воли поднимаю голову и вижу белое лицо Кости. Он с ужасом смотрит на ползущую из желоба веревку. Показывается ее перебитый конец. Нити капрона распустились махровой кистью. Веревка соскальзывает мимо нас и распрямляется внизу, повиснув на нашем карабине. «Вот и все... – думаю я. – Как тихо стало. Володя пролетел, когда мы прижались к стене. Надо посмотреть вниз. Да вряд ли увидишь. Его, конечно, сбросило на ледник. Ким, наверное, остался. Он должен остаться, он же вышел! А может быть, смело обоих? Без веревки нам с Костей отсюда не выбраться. Остался обрывок. Крикнуть Киму? А если он не ответит?..»

    Костя молчит. Я делаю движение, чтобы подойти к желобу, и вдруг отчетливо слышу голос Мешкова:

    – Ребята! Все в порядке, у меня из-под ног ушло!

    – Жив!!! – выдыхает Костя и, прислонившись к скале, закрывает глаза.

    А Володя кричит наверх:

    – Ким, веревку перебило! Подниматься мне?

    – А куда же ты денешься? – кричит Ким. – Вылезай! Саныч! Са-а-аныч! Веревка ушла?

    – Нет, – отвечаю я, – закреплена была!

    – Что делать будем? – орет Ким.

    – Пусть Володя подойдет, тогда решим!

    – Чего?!

    Слышно плохо, и нам приходится кричать во все горло и по слогам.

    – Во-ло-дя! Ты вы-ни-ма-ешь ве-рев-ку из ка-ра-би-нов?

    – Вы-ни-маю!

    – Ким! Надвяжите оба конца ваших репшнуров... реп-шну-ров! Сбросьте их вниз. Я по-дой-ду и свяжу ве-рев-ки! По-нял?

    – Понял, Саныч! Сейчас сделаем!

    Но делается все это не так быстро. Пока мы достаем веревку и связываем ее, пока вытаскиваем наверх рюкзаки Кима и Володи, которые все время застревают в желобе, пока мы перекрикиваемся до хрипоты, подходит ночь. Нам с Костей подниматься завтра. Будет светло, поутру камни не летят, они скреплены льдом, а со свежими силами легче пролезть по веревке эти семьдесят метров.

    Со свежими силами... Я сидел в веревочном кольце и с тревогой думал о предстоящем завтра подъеме. Свежих сил не будет. Третьи сутки почти без сна, вторые почти без еды. Сейчас мы с Костей пожевали сухого печенья, которое никак не лезло в глотку без воды. Кусочки льда, которые мы пососали, только обожгли рот и вызвали еще большую жажду. «Черт меня понес на эту проклятую стену! – думал я. – Сделал в этом сезоне две стены, и все тебе мало. Старый дурак! Когда будешь жить, как все люди?!»

    Я всячески распекал себя и твердо решил никогда больше не ходить на сложные восхождения. Правда, я вспомнил, что такие клятвы давал и раньше. Но, как всегда в таких случаях, я был уверен, что теперь со мной такого не случится. «Это идиотизм, – рассуждал я. – Что может быть более бессмысленного, чем лезть на километровую стену? Какому здравомыслящему человеку придет это в голову? Подвергать себя опасности, рисковать жизнью–из-за чего? Из сомнительного удовольствия экспериментировать над самим собой... Воображаю, как бы все это выглядело, если бы испортилась погода... И сейчас нет уверенности, что мы выберемся отсюда».

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 18.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 19.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 17.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 23.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 21.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 20.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 22.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 15.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 49.
  • Восхождение - Александр Кузнецов. Стр 25.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015