Представляем маршруты по Приэльбрусью, восхождение на Эльбрус, теоретическую информацию
ПРИЭЛЬБРУСЬЕ   ЖДЁТ   ВАС!      НЕ   УПУСКАЙТЕ   СВОЙ   ШАНС!
  • Горная болезнь. История изучения
  • ОРОГРАФИЧЕСКАЯ СХЕМА БОЛЬШОГО КАВКАЗА Стр. 1
  • В ЧЕСТЬ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА Стр. 6
  • Имени любимого вождя - Георгий Гулиа Стр. 2
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 4
  • АЛЬПИНИСТСКИЕ ИТОГИ 1949 ГОДА Стр. 2
  • Траверс Кара-каи
  • Ложь и вероломство — традиционное оружие дипломатии германского империализма
  • Сельское поселение Тегенекли – родина советского туризма и альпинизма
  • Ледник Терскол
  • «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 

    Народы Северного Дагестана Дополнительно / Народы Северного Кавказа

    Для социально-экономических отношений этнически пестрого населения Дагестана XVI—XVII вв. характерна неравномерность развития, отмеченная уже советскими исследователями.

    В горных областях Дагестана ведущей отраслью хозяйства было отгонное скотоводство, преимущественно овцеводство. О характере его можно судить по источникам не ранее XVIII в. Так, автор 20-х годов XVIII в. И. Гербер рассказывает, что акушинцы и другие «тавлинцы», т. е. жители гор, пригоняли на зиму до 100 тыс. овец на равнинные пастбища Кайтага. Гоняли скот также на «кутаны» (зимние пастбища) равнинной Кумыкии и в Кахетию. Летом, наоборот, скот с равнины перегоняли в горы. Пашни, разработанные в трудных горных условиях, не обеспечивали жителей хлебом. В приморской и степной полосе, примыкавшей к Тереку, условия хозяйственной жизни были совсем иными: там издавна были развиты земледелие, в устьях рек поливное, садоводство, в широких размерах скотоводство.

    Рассказывая в 1604 г. в Посольском приказе в Москве о приморском Дагестане, посол кахетинского царя Александра старец Кирилл говорил, что там «села и деревни многие, и винограду, и пашни, и лесу много», и что то место «людем и скоту добре здорово». Более подробные сведения находим в описаниях путешественников начала XVIII в.: они говорят о «плодоносных полях, производящих жито, виноград и свойственные климату плоды», о том, что на равнине Дагестана «пространная хорошая и плодоносная земля» «много изрядных деревень в себе содержит», что здесь сеялись пшеница, ячмень, кукуруза, просо, хлопчатник, в устьях рек — «сорочинское пшено», т. е. рис; «для напоения засеянной хлебом земли» из речек были проведены «каналы»; имелись плодовые и тутовые сады, ореховые деревья. На равнине развито было и скотоводство — разводили овец, лошадей и быков, применявшихся для пахоты и транспорта.

    Городов с ремесленным и торговым населением в Северном Дагестане, можно сказать, почти не было. Дошедшее до нас описание Тарков 1604 г. не указывает на наличие в городе ремесленников и торговцев, рисует его скорее как укрепленную феодальную усадьбу. Проезжавший через Тарки в 1623 г. русский купец Ф. А. Котов писал, что «в Тарках посад невелик». Повсеместно была развита домашняя промышленность. Характерной чертой, известной по археологическим данным, с одной стороны, по источникам более позднего времени — с другой, была специализация ряда аулов по производству металлических из­делий, посуды или из шерсти. Отдельные указания позволяют проследить эту специализацию и для XVI—XVII вв.

    Здесь прежде всего надо назвать Кубачи — центр по производству оружия, металлических и ювелирных изделий, известный уже по сообщениям арабских авторов средневековья; по рассказу Гербера, кубачинцы «все люди мастеровые», а «пашен» имеют «малое число». Эвлия Челеби говорит о производстве в Дагестане «серебряных ремней», т. е. поясов с ювелирными серебряными украшениями. Древность женского гончарного производства аула Балхар доказывается чрезвычайно архаическим сти­лем балхарских орнаментов.

    Разница в хозяйственной жизни нагорных и равнин­ных областей Дагестана обусловила внутренний обмен — в горах не хватало хлеба, и жители гор «покупали» его на равнине, т. е. обменивали на скот: своей монеты в Дагестане не было, и торговля была преимущественно меновою. На преобладание натурального хозяйства указывает также характер ренты — продуктами и штрафов, которые выплачивались скотом, материей, котлами.

    Через Дагестан проходил важный торговый путь, связывавший страны Закавказья и Иран с Северным Кавказом, Ногайской степью и далее с Крымом и Азовом, а также с Астраханью и волжским путем. Через Дагестан шла довольно оживленная транзитная торговля, находившаяся главным образом в руках тезиков, дербентских, армянских, а также русских купцов. Дагестанские феодалы принимали в ней участие через своих доверенных лиц и пользовались транзитом для взимания натуральной пошли­ны — тамги. Но торговый путь через Дагестан был далеко не безопасен и для торговых караванов, подвергавшихся нападениям на суше, и для судов, прибитых непогодою к берегу. Об экономических связях с Терским городом и Аст­раханью, развивавшихся с конца XVI в., будет сказано в дальнейших главах в иной связи.

    Неравномерность в развитии производительных сил ве­ла и к неравномерности развития социальных отношений в разных районах Дагестана. Основной линией процесса, ясно выступающей по источникам XVI—XVII, да и более ранних веков, было складывание классовых феодальных производственных отношений, своеобразных, осложнен­ных патриархально-родовыми пережитками; в высокогорных частях Дагестана этот процесс задерживался, и для XVI—XVII вв. можно говорить лишь о начальных его признаках.

    Ко второй половине XVI в. более крупные феодальные владения в Северном Дагестане были следующие: Тюменское ханство в степях нижнего течения Терека, потерявшее свое значение с постройкой в конце XVI в. русской крепости в устье Терека; шамхальство, которое до второй половины или до конца XVI в. включало не только земли на плоскости и в предгорьях, заселенные в основном кумыками, но и лакский Казыкумух; владение уцмия Кайтагского к югу от шамхальства, подходившее почти к самому Дербенту; Аварское нусальство, центральная часть которого занимала Хунзахское плато.

    По известиям конца XV—XVI в., шамхал (шевкал или царь шевкальский, по терминологии русских источников, черкес-хан грузинских хроник) выступает сильным владельцем. Рядом с ним обычно называется крымшамхал — будущий шамхал. Результаты обследования Л. И. Лавровым памятников шамхальского кладбища в ауле Кумух в Лакии подтверждают предания о том, что первоначально резиденция шамхалов находилась в горах в Кумухе и лишь впоследствии была перенесена на плоскость. Однако сообщение русской летописи 1560 г. о походе русского воеводы Ивана Черемисинова на шамхала к Таркам, о битве с «шевкальским князем», который в результате боя покинул Тарки и «побежал в горы», свидетельствует о значении Тарков в шамхальстве уже в середине XVI в. В XVII в. шамхалы в переписке с Москвой и с воеводами Терского города постоянно употребляли для шамхальства в качестве политического термина название Кумыцкая земля, Кумыки, что показывает, что территория шамхальства в это время в основном соответствовала территории, занятой кумыкской народностью.


    Предыдущая страница           Следующая страница
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Задачи исследования Народов Северного Кавказа
  • КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ. НОГАЙЦЫ.
  • КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ. ЧЕРКЕСЫ.
  • Литература для изучения
  • Источники для изучения народов Северного Кавказа
  • ДАГЕСТАН
  • ЧЕЧЕНО-ИНГУШЕТИЯ
  • СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ
  • КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ
  • КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИЯ. КАРАЧАЕВЦЫ.


  • Сайт посвящен Приэльбрусью
    Copyright © 2005-2015